Усть-Каменогорск


29 августа 1949 года и далее — сорок лет

Первое испытание ядерного оружия было запланировано произвести в 8 часов утра, но все более ухудшавшаяся с каждой минутой погода заставила произвести взрыв на час раньше, в 7 часов утра. В это время над полигоном бушевал шторм. То, что наземный ядерный взрыв порождает колоссальное радиоактивное заражение местности, а радиация убивает все живое, уже тогда ни для кого не было секретом. Но все-таки решили взрывать. Несмотря на погоду. И взорвали.

Это пренебрежительное отношение к жизни мирных людей, не подозревавших в тот рассветный час о предстоящем взрыве и ничего не знавших о поражающих факторах ядерного оружия, стало родовой чертой всей ядерной программы СССР. Ядерное оружие в СССР служило для защиты государства, но не людей. Людей оно повсеместно калечило и убивало.

Погода испортилась нежданно. Как раз накануне взрыва ясная и безветренная погода, стоявшая на протяжении многих недель, вдруг сменилась на холодное, дождливое и очень ветренное ненастье.

В степи под дождем мокла самая разнообразная боевая техника. На самом большом удалении (в девяти километрах) от тридца-типятиметровой стальной башни с установленным на ней зарядом стояло два бомбардировщика. Ближе находились танки, артиллерийские орудия, легковые автомобили, грузовики. В кабинах техники вместо экипажей были привязаны подопытные животные: собаки, овцы, свиньи, крысы. Все они были обречены погибнуть.

На расстоянии километра и полутора километров от эпицентра были построены железнодорожный и автомобильный мосты. На них стояли вагоны и грузовые машины. Южнее мостов было построено здание электро-станции с двумя действующими дизель-генераторами, а от здания тянулась линия электропередачи. Также были построены кирпичные жилые и промышленные здания. Проверялась даже прочность метро: в 200-300 метрах от эпицентра будущего взрыва было сооружено несколько отрезков метро различных конструкций [1].

Неподалеку от эпицентра взрыва загодя был вырыт котлован, постепенно заполнившийся водой. В тот рассветный час к нему слетались птицы. Неподалеку от водоема мирно паслись казенные лошади и коровы, беззаботно бегали казенные собаки. Этим животным предстояло сгореть в огне, а водоему и птицам бесследно испариться и рассеяться в стратосфере [2].

Огромная и напряженная работа по сооружению испытательских объектов на полигоне была полностью окончена. Завершена была и куда более масштабная работа, проведенная в конструкторских бюро, на заводах, разведы вательной службой. Итогом проекта стали два идентичных атомных заряда: один установленный на башне для подрыва, а второй - изготовленый на тот случай, "если американцы попрут". Эти слова, по свидетельству В.И. Жучихина [1], конструктора и испытателя, принадлежат Сталину. За пятнадцать минут до взрыва испытатели собрались на подземном командном пункте. Стальные двери были заперты, люди отошли от стен, включились часы обратного хода. В толпе цивильно одетых испытателей бросался в глаза вооруженный до зубов полковник. Это был телохранитель Лаврентия Берии, руководителя атомного проекта, министра внутренних дел. Лаврентий Павлович Берия и Игорь Васильевич Курчатов, оба находившиеся на командном пункте, были начальниками государственной комиссии и практически соавторами заряда, покоившегося на башне последние минуты.

Ровно в 7 утра майор С.Л. Давыдов замкнул электрическую цепь подрыва.

Дальнейшее описывает В.И. Жучихин: "После слова "ноль"в электрических проводах раздался какой-то треск, затем, спустя две-три секунды, резкий толчок под ногами, слабое вздрагивание здания - все стихло. Сколько длилась тишина, трудно вспомнить, характерно - все забыли про часы, никто на них не смотрел, хотя стук их продолжался, каждый, затаившись, как-будто ждал чего-то. И вдруг последовал оглушительной силы удар, треск и звон чего-то разбивающегося. Этот невообразимый грохот стоял несколько секунд, затем все стихло. Все продолжали стоять молча словно загипнотизированные. И вдруг загомонили все разом, открыли дверь и высыпали за КП поглядеть, что же произошло там. на поле.

На том месте, где стояла башня, поднимался огромный пылегазовый столб.В облаках образовалось огромных размеров отверстие, через которое падали на землю ослепительные лучи солнца. Отверстие быстро увеличивалось в размерах и через несколько минут солнце выглянуло и над нашими головами. Какая-то неведомая сила продолжала разгонять дождевые облака. Газовый столб над местом взрыва достиг неимоверных размеров и высоты.

После получаса ликований и поздравлений Берия вдруг заволновался: а был ли взрыв атомным? Такой ли был взрыв у американцев [2]? Он приказал соединить его с М.Г. Мещеряковым, который находился на северном наблюдательном пункте. В 1947 году по приглашению американцев Мещеряков наблюдал испытание на Бикини. Получив положительный ответ, Берия сказал Курчатову, что нужно придумать название успешно испытанному заряду. Курчатов ответил, что название уже придумано: "РДС-1" - "Россия делает сама". Это было не совсем точное название: конструкция данного заряда была во многом позаимствована у американцев.

На другой день, когда уровень радиации несколько снизился, испытатели отправились на поле, носившее на звание "Опытное". Самолеты были разломаны и валялись вверх колесами. Танки лежали на боку и с них сорвало башни.

Пушки превратились в груды искореженного металла. Железнодорожный и автомобильный мосты были сорваны и отброшены на 20-30 метров от насыпей. Сгоревшие машины отбросило на 50-80 метров от мест, где они были первоначально установлены. Жилые дома и промышленное здание были полностью разрушены. Линия электропередачи была сорвана. В эпицентре взрыва, который испытатели могли наблюдать через бинокли, не осталось ничего: башня, на которой был установлен заряд, и здание, в котором заряд монтировался перед установкой, полностью испарились.

Картину конца света дополняли опаленный до черноты мертвый поросенок, валявшийся среди техники, и живые, но оцепенелые орлы и соколы, не реагировавшие на приближение людей, потому что у них были выжжены глаза и опалены перья.

По американскому источнику [3], конструкция заряда, взорванного 29 августа 1949 года, была аналогична конструкции американской бомбы "Толстяк", сброшенной на Нагасаки.

Энерговыделение взрыва оценивалось американцами в 10-20 килотонн. Позднейшая публикация [55] признает, что РДС-1 представляла собой копию американского заряда. Заряд, взорванный 29 августа 1949 года, представлял собой авиационную бомбу массой 4700 кг, диаметром 1500 мм и длиной 3300 мм. Следующее испытание было произведено 24 сентября 1951 года. Это также был плутониевый заряд, взорванный наземле.

Энерговыделение взрыва составило приблизительно 25 килотонн. Джо-3 (американцы классифицировали советские испытания по кличке, данной Сталину во время войны) был подорван 18 октября 1951 года. Это была первая боевая атомная бомба.

По данным полигона, данный взрыв был произведен в атмосфере. Американцы утверждают, что осколки указывали на то, что взрыв был произведен невысоко над землей. Тот же источник отмечает, что эффективность утилизации плутония при взрыве (другими словами, коэффициент полезного действия заряда) составила около 35 процентов, что считалось хорошим показателем. Конструкция заряда состояла из 3,5 килограммов плутония и 7 килограммов урана-235.

Последнее указание весьма важно. Оно свидетельствует о том, что при коэффициенте полезного действия заряда в 35 процентов лишь приблизительно 3,6 килограмма плутония и урана из суммарных 10,5 килограммов заряда вступили в реакцию деления, а все остальное количество плутония и урана было распылено над землей. (Офицеры полигона говорили, что КПД зарядов, испытывавшихся в 50-х годах, не превышал 22 процентов.) По третьему источнику [45], "в процессе ядерного взрыва успевает прореагировать 20-30 процентов ядер плутония".

Четвертое испытание было произведено 12 августа 1953 года. Это был наземный взрыв термоядерного заряда, нанесший колоссальный ущерб окружающей среде. Мощность его, или энерговыделение, по американским сведениям, составила 200-300 килотонн. По советским данным энерговыделение составило 400 килотонн.

В августе 1954 года американская разведка доложила, что испытания "Джо-5, 6, и 7 указывают на то, что Советский Союз создал технологию изготовления зарядов самой различной мощности и иного, помимо бомб, пред назначения".

Кабдрахманов Канат. Человеческие последствия испытаний ядерного оружия в Казахстане./Алматы: Өлке. – 2003. – 336 с.

Разместите объявление о продаже автомобиля в разделе Авторынок Усть-Каменогорска.
История Усть-Каменогорска Улицы Усть-Каменогорска Экология ВКО Города ВКО Другое
.

День: 202/365 Неделя: 29/52
21 Июля Пятница
восход 04:42
заход 20:28
Ежедневные курсы валют в Республике Казахстан
Анекдоты

Пpихoдит мужик к психиатpу и начинает pуками свитеp oбтpяхивать, гoвopя:
- Дoктop, пo мне бегают какие-тo маленькие белые кpoкoдильчики!
- Так чтo вы их на меня бpoсаете!

gzip ON, сценарии выполнялись 0.057 секунд.